Навигатор

  Главная
  Новости
  Ваши статьи
 

  От редактора
 

  Свидетельства
 

  Аудио проповеди
  Книги
  Видео

Молитвенная

Станьте партнером

  Google
  Помощь служению


Поделиться с друзьями

Закладки

  Сайты друзей

Архив изданий

  Письма пастора
  Пропитывание



Пользователям

Как покаяться
Как связаться
Во что мы верим

О комментариях
О свидетельствах
О рекламе

Вопросы админу

Войти
Регистрация


Он коснулся меня

Скачать книгу

«Бенни, мне нужна твоя помощь», — сказал мне мой любимый, но очень строгий отец, протягивая лопату. В его голосе слышалось необычное напряжение.
Эта просьба Костанди Хинна в адрес четырнадцатилетнего сына не была пустячной. Это был приказ — и я точно знал, зачем ему понадобилась моя помощь.

Мы тотчас начали копать глубокую траншею в саду нашего дома номер 58 по улице ибн-Рашад в Яффе, Израиль. Это исторический портовый город на южной окраине современного Тель-Авива. «Надеюсь, нам все это не пригодится, — сокрушался отец, — и все же лучше приготовиться. Кто знает, что может случиться? Кто знает?».

Потрудившись в поте лица под палящим ближневосточным солнцем, мы выкопали довольно глубокую траншею. В ней могли укрыться все домочадцы Хиннов и еще оставалось место для соседей, если бы вдруг они оказались без убежища. Чуть
раньше, на той же неделе, в Колледже братьев, французской католической школе, в которую я ходил, была проведена учебная воздушная тревога, во время которой мы укрылись в подземном бункере.

Дома моя мама Клеменс и старшая сестра Роза собирали еду и готовили бутылки с водой. Они отдавали последние распоряжения моим младшим братьям и сестре. На улице люди закрашивали черной краской фары автомобилей и занавешивали окна в домах.

Шла первая неделя июня 1967 года, Каждую ночь наша семья напряженно вслушивалась в последние новости из Каира на нашем родном арабском языке, и мы знали, что война была неизбежной. Несколькими днями ранее президент Египта Насер объявил о том, что вся египетская армия приведена в состояние полной боевой готовности.

Это была хорошо разрекламированная кампания — он двинул свои многочисленные войска через улицы Каира по направлению к Синаю, В некоторых кругах рассчитывали на то, что эта битва станет завершением всех битв, и надеялись раз и навсегда сокрушить девятнадцатилетнее государство Израиль, загнав его армию в море.
Насер находился в зените популярности, и, казалось, истерия охватила весь арабский мир, Иордан, Сирия и Ливан объединились в союз. Саудовская Аравия, Кувейт, Ирак и Алжир обещали послать ограниченные контингента своих войск против Израиля.

Жители Яффы были охвачены ужасом. Израиль был окружен арабскими войсками, насчитывавшими двести пятьдесят тысяч человек, и в это число входили сто тысяч египетских солдат на Синае. У них имелось две тысячи танков и более семисот бомбардировщиков и истребителей, что намного превосходило силы израильтян,
«Но почему? — снова и снова задавался я вопросом, — Почему это происходит? Почему люди так хотят воевать?». Я никак не мог понять этого. Ненависть и злобная горечь, внезапно ставшие в нашей общине явными и видимыми, совершенно потрясли меня. До того момента я не осознавал глубоко укоренившейся враждебности, которая существовала между арабами и евреями.

Но дома у нас все было иначе, Да, мы считали себя палестинцами, но наши двери всегда были широко распахнуты для представителей всех национальностей. Мой отец работал на израильское правительство, и мы считали своими близкими друзьями мусульман, иудеев и христиан. По вере мы принадлежали к греческой православной церкви, но я ходил в школу, в которой преподавали католические монахини.

И теперь, когда над городом нависли грозовые тучи, мы почувствовали, что нас вынуждают принять чью-либо сторону — и нам это очень не нравилось, «Вот бы уехать отсюда, — сказал я своим родителям. — В любом месте будет лучше, чем здесь!»