Навигатор

  Главная
  Новости
  Ваши статьи
 

  От редактора
 

  Свидетельства
 

  Аудио проповеди
  Книги
  Видео

Молитвенная

Станьте партнером

  Google
  Помощь служению


Поделиться с друзьями

Закладки

  Сайты друзей

Архив изданий

  Письма пастора
  Пропитывание



Пользователям

Как покаяться
Как связаться
Во что мы верим

О комментариях
О свидетельствах
О рекламе

Вопросы админу

Войти
Регистрация


Свидетельство о небе

Автор: Василий Савич

И однажды я пришёл в служение, я очень был побитый от тех, от которых я не ожидал. Я как пришел, так пал в кровать, в подушку. Я не плакал, я рыдал, я говорил:
- Господи, для чего я остался на этой земле?! Для чего? Видишь что я уже больше не могу. У меня уже больше силы нет.
И так ко мне подошла жена, стала меня утешать, успокаивать, говорит: — Сколько мы уже прошли и значит и это нужно пройти…
Она часто мне это говорит: — Значит Бог знает что ты это понесёшь. Через силу Он не даст. Для чего-то это нужно. Только я тебя очень прошу, чтобы Он не услышал ни звука из твоих уст ропота, сохрани Бог от этого. Будем молиться. Но зато придет день, когда мы придем туда и мы всё это забудем.
Она так успокаивала, и мы так легли спать. Это было в двенадцать или начало первого. И я всё плакал, я хочу спать, но не могу, я плачу, мне настолько больно. Не от того что меня побили, а от того что Бог открыл что в какое время мы живем и что хочет Бог, а люди просто не хотят верить и принимать. Вот от этого я плакал.
И к нам приезжала в гости одна сестра, может быть она была и у вас. Братья, поймите меня правильно, я боюсь Бога, чтоб осуждать или поносить кого то. Вы может слышали о ней, она с Нью-Йорка. Я ей говорю:
- Сестра, воздержись в этом. Причина есть, ты была в христианском браке. Если бы мы были в мире, неверующие… Тут можно было как то смотреть: ты покаялась, а он не захотел. Но а здесь в чём причина?
И я с ней так вот поговорил. Она на меня обозлилась. И по сей день она простить не может. Я ей враг номер один. Я ей сказал: Сестра, я желаю тебе благословения. Но вот с этим грехом ты не войдёшь в Царство Небесное. Пойми, ты не войдёшь!
И когда она приехала в нашу церковь. И её там приняли, дали ей участие. И после этого мне Бог открывает одну из тем, которую я должен был говорить в церкви и должен был затронуть вопрос тот. Я не знал этого, но Бог показывает что, допустим, меня просит человек принять его в гости, а его знаю кто он. И Бог показывает, что там, где этот человек останавливается в этих грехах, то этот грех будет разлагать ту семью, которая приветствует его, этот грех. И вот где она останавливалась, то там это и происходило. И об это мне надо было говорить. Я, как меня братья проповедующие могут понять, я “закруглил углы” — и правды не сказал и неправды не сказал… То есть я сказал, но так чтобы это было трудно понять: и чтоб она не обиделась и церковь не поняла что я именно конкретно должен был сказать.
И когда я пришел домой с таким переживанием, я понял, я так и сказал: Господи, я понял что я так поступил плохо, я должен был сказать. Я столько видел восстаний, непониманий, я не хотел идти уже на рожон, я умалюсь, я лучше не скажу, места из Писания сказал, а это вообще затронул чуть-чуть, вскользь.
И когда мы так рассуждали, лежу и в это момент (это уже говорит Катя, я этого уже не знал). Она говорит — я начал молиться и молитва была очень сильная на иных языках. Молитва, говорит, с таким плачем, а потом ты на русском языке сказал: “Господи, знаю! Знаю что я виновен! Ты знаешь что меня и так не принимают! Если бы я это сказал, то чтобы сделали со мной…”
Катя начала меня трогать, чтоб я понял что я говорю, но увидела что я уже реагирую. Она поняла что я… и она меня оставила и стала смотреть что будет дальше. Ты сильно, говорит, плакал, просил прощения у Бога: прости что я так поступил! Прости меня за это! Я не имел право так поступить.
И я, Катя так рассказывала, что когда я так молился, плакал, лежал я на боку, долго так просил прощения у бога, каялся, молился, а потом, говорит, повернулся резко на спину и твои руки поднялись резко к небу и ты начал молиться на иных языках. Плакал, слёзы шли и о чем говорил, не знаю. И были такие слова: “Свят, свят, свят Господь Саваоф!” Мне казалось что весь дом был наполнен славой Божьей, присутствием неба. И на неё сошла такая сила, такая радость, что она всё время сидела возле меня всё ночь и не было ни страха, что она сидит возле мертвого, ничего. Она плакала, молилась, но не о том что я умер, а о том что чувствовала присутствие Божье. И увидела что всё… потрогала ноги, руки, через время всё тело стало холодное… Она сидела молилась всё время и наблюдала. И так прошла ночь.
А потом… Но мне эти вещи трудно передать, это со слов жены, вы помните, она вам рассказывала. И руки резко упали и всё. Она ко мне: пульса нет, биения сердца нет, всё – жизнь остановилась и она поняла что я всё уже, поняла что я умер, меня нет. Но она знала что я был в исступлении несколько раз и она решила первое – позвонить детям, а потом думает: ночь, я буду поднимать детей… не буду
Но теперь я возвращаюсь что получилось с того момента. Тогда когда я начал молиться, когда я увидел это. Она не видела, а я видел как пришёл Ангел и стал возле моей кровати в виде вот так как человек, я его видел. И мне говорит:
- Зачем ты поступил так – не отдал то слово, которое тебе было дано отдать в церкви сегодня? Ты лишил народа того слова, которое не будет иметь оправдания, а с тебя взыщу за это, что ты скрыл это слово. И этот грех уже на тебе.
Вот почему я плакал и каялся, что я этого не сказал.
Мне стало очень больно, я стал просит у Бога прощения и в это момент когда я увидел, то он мне сказал:
- Я послан тебя забрать от сей земли.
Но не говорит: на постоянно или временно. Я был рад тому что уже забрать и говорю: “ Ну всё, на этом уже всё!”. Слава Богу что забрать, что я от этой земли уже уйду.
Что еще видела Катя, когда увидел я в это момент, вот как эти стены, так по бокам, по этим сторонам вот так стеной Ангелы — один возле одного и так сплошной коридор Ангелов и свет и в этом свете Христос стоит и ожидает и я с Ангелом. Душа выходит из тела быстрее чем глазом моргнуть. Вот что мои руки упали – это моя душа вышла из тела и я уже стою возле себя, возле кровати смотрю: жена сидит плачет, я лежу… Никакой уже нет жалости, сочувствия, дети сироты, жена остаётся…все это отсутствует полностью. Уже там этого нет. Потолка нет, ничего не существует. Никаких крыльев у меня не было и у Ангела не было крыльев. Мы шли с ним просто и беседовали. Но мы шли- я смотрю, мы идём как в каком то коридоре, вот как сидишь в самолёте в иллюминаторе смотришь в окно и над тобой всё пролетает. Вот так я смотрел, а он улыбнулся и говорит: “Что, интересно?” Я говорю: — “ Да, идём, а так быстро”. А он говорит: — “ Если бы ты знал с какой скоростью мы идём. Она не может измериться в ваших милях” И говорит:
- Вот это расстояние куда мы сейчас пришли, это куда добрались люди в космос, но это очень низко.
Человек то гордиться, что он в космос вышел, на луну, но это очень и очень низко. Мы еще долго с ним шли. Он мне объяснял о планетах, о строении, как потом всё будет новое, это до времени. И вот когда пришли, а мы идём все к этому свету и это как коридор света и мы так идём с ним. И вот только пришли туда и вот там ворота. И ты видишь ту славу, то сияние света Сына Божьего, Ангелы и уже слышу это пение…
Пение, братья и сестры, я слышал три месяца день и ночь если не больше. Круглосуточно. Я сплю, но я слышу. Там мелодия неземная. У сегодняшних музыкантов, как послушаешь, слова то про Христа, а музыка адская… Музыка адская, это страшно.
И когда мы пришли туда, я смотрю, я думал что я один иду, а смотрю что с разных сторон Ангелы тоже идут и других сопровождают. Тоже умирают души. То есть с разных мест люди умирают и мы все встречаемся в воротах. И называется имя, а я стою. Я это видел. Но я дважды эти ворота видел, и когда я пришел и когда назад возвращался.
Называют имя и тут сразу ответ: жизнь прошла так, так, так, но ты не имел любви к этому брату и за то что ты не мог его простить — до Суда. А он:
- Господи, я же 25 лет сидел в лагере!
Ответ:
- До Суда!
Не начало спасает, а конец. Видите, за такую, казалось, мелочь, что столько человек перенес испытаний, страданий, а в последние дни жизни – ненавидел брата. Не мог простить. Я не буду перечислять всех тех вопросов что я видел что там при мне вот так было отправлено, за такие, казалось, мелочи, что я на это земле никогда не мог подумать. Мы, верующие, не придаём даже значения такого. А почему написано, что туда ничто нечистое и преданное мерзости не войдёт. Вот там мне Христос сказал:
- А почему вы не делаете ударения, ведь я сказал, что за каждое праздное слово дадите отчет в день Суда?
Значит уже в числе Церкви не будешь. За одно праздное слово ты не будешь в числе Церкви, уже Суд. Я никогда об этом не думал, а Христос сделал на это ударение. Насколько чистота! А мы, всё: благодать на благодать, милость, всеобъемлющая любовь Божья. Мне часто так говорят: “Не такой наш Господь как ты жесток. Если б ты стоял в дверях, то мы не вошли, но Господня любовь”. Да, Он много милующий, но и строго взыскивающий.
Но когда подошли те которые встречали, чтобы туда приходящих встретить внутри и Ангел говорит:
- Впустите!
И при мне, таких было не один и не два, не три, не пять, не десять человек впереди меня, которые вошли в эти ворота. Во-первых – это торжественное пение встречи. Знаете, пришел постоянный житель, пополнение не небе. Эти наши умершие братья и сестры стоят встречают. Это приветствие, эта картина неописуема!
И когда подходят, называют их имена, они подходят, их туда пускают, пение, приветствие. Ну и моя очередь подходит туда входить. Вхожу…слава Богу! Главное за ворота, а там уже всё! Я знаю что оттуда меня уже никто не выгонит! Я так думал. Что на этот раз назад не пойду, не соглашусь. И я так радуюсь и так мне встречают и тут я его узнаю. Я там встретился с Паньковым Виктором, со своим другом. Он мне очень много рассказывал за свою Минскую церковь. За многих которые там, чтоб я им передал. Я им передал через одного брата, но не знаю передал или не передал. С ним я довольно много беседовал.
Но я так тоже хотел их поприветствовать всех встречающих и к ним, а Ангел так рукой остановил:
- Нет, он на время.
Как он сказал что я снова на время, так сердце внутри: “ Ну разве только сбросят отсюда! Я добровольно не пойду!”
А Ангел улыбнулся:
- И никто тебя сбрасывать не будет, пойдешь добровольно на землю.
Всё, я понял что тут вопрос уже исчерпан. Но я ему только сказал:
- А где Христос, я хочу просить у Него, что всё-таки остаться мне тут?
Мы так после когда шли я ему так сказал. И я с живущими там мог говорить только на расстоянии, я не мог близко к ним подойти, те не могли приветствовать близко. Там совершенно другой язык, не английский, не русский, не украинский. Мне так сказал Христос: — “Когда тебя будут спрашивать какой на небе язык, скажи – язык любви”. Это не английский, не русский, не украинский. Там есть такое – говоришь, что не говоришь, что просто молчишь, тебе отвечают на твои вопросы. Думаешь и сразу отвечают, мне только пришла мысль, а мне Ангел уже отвечает. Он даже идет и как бы ничего и просто на мои мысли отвечает, отвечает — идет разговор на мои мысли.
Тела, я скажу за тела, вам будет интересно как мне было интересно первый раз. Ангел подчеркнул мне что тела здесь не нуждаются как мы здесь, в туалетах. Там этого нет. Внутренностей, как у нас желудок, кишечник – этого нет. Он сказал так: “Просто оболочка для сохранения нашей души – новое тело”. Это тело создано так что я мог через тело мог видеть дальше. Вот такие там тела. Вот такие там одежды. Хотя это одежда. Ты не видишь. Там нет того, там я понимаю что это — моя бабушка, это — мой брат. Я понимаю, но там нет что это моя жена, сын, бабушка, там нет родственности. Там одно родственное целое, одна семья. Там уже этого нет.
Конечно, первое что, мне была возможность поговорить, встретиться. Я встретился со своей бабушкой, спрашивал, встретился с тёщей. Она мне много говорила, потом её сестра младшая, которая умерла. Тоже они знали что я возвращаюсь назад, они слышали и просили каждый передать: тот себе, тот себе, каждый себе – передай, передай, передай – ты же пойдешь. Я говорю: — “ Вам хорошо здесь говорить “передай”, а мне не хочется возвращаться”.
И когда уже этот Ангел сказал что моё время подошло к концу с ними говорить, я должен был идти с ним дальше. Конечно, я с каждым говорил кого я знал: с друзьями, братьями, сестрами в церквах которых я знал уже отошли в вечность, я со многими встретился там. И после этого мы пошли. Может быть я после возвращусь к вопросу про родственников и друзей. Особенно много и долго я разговаривал там на этот раз со своим другом, он был пастырем церкви в Беларуси. Он всё рассказал мне о себе и как что произошло.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Добавил в Вторник, 11 июля 2006 Раздел: Статьи.

  

Вы также можете прочитать Публикованное ранее

   Комментарии (2)”
  1. *tamara Среда, 05 декабря 2007 в 20:31

    Спасибо,Господи!!! Спаси и помилуй нас.Направляй нас на путь истины.Почему мы такие???Почему знаем и не делаем???Ведь мы же сделали выбоэто Ты,Иисус?

  2. *сергей Пятница, 14 мая 2010 в 12:28

    БОЛЬШОЕ СПАСИБО ЗА СВИДЕТЕЛЬСТВО! СПАСИБО ТЕБЕ ДОРОГОЙ
    ИИСУС, ЗА ТО, ЧТО НЕ ОСТАВЛЯЕШЬ НАС В НЕВЕДИНИИ О СВОЁМ ЦАРСТВИИ
    НЕБЕСНОМ !!!

   Оставить свое мнение